?

Log in

No account? Create an account
Информационная война - ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ [entries|archive|friends|userinfo]
d_st75

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Информационная война [авг. 8, 2011|08:38 am]
d_st75
[Tags|, , , , ]

Имела ли место секретная операция?

 




Торжественная литургия в Свято-Александронеском соборе в Париже по случаю передачи патриаршего Томоса (20 июня 1999)

He that gropes in the dark finds that he would not.
(Тот, кто щупает в темноте, находит то, что он не хотел найти.)


Прочитано в Правмире:

Владыка Сергий был истинным выходцем из эмиграции, глубоко русским и глубоко европейским человеком. Он свободно говорил по-русски, по-английски, по-французски, по-немецки, по-нидерландски – его мать была голландкой. В отличие от Н.Струве, Владыка Сергий оставался верным идеалам своих предшественников, а потому готовил вместе с Митрополитом Кириллом, нынешним Святейшим, переход Архиепископии под омофор Патриарха Московского и создание Западноевропейской митрополии. То был великий проект, и секретная операция. Вл. Сергий лично печатал уставы на своем компьютере. После его кончины все это, конечно, попало в руки нынешней епархиальной администрации. И вскоре все сотрудники приснопамятного владыки были заменены новыми людьми. Они и поставили Архиепископию на «антимосковский» курс.

Мало кто заметил, кажется, эксклюзивную информацию, содержащуюся в разгромной статье Виктора Лупана, опубликованной 1 августа на сайте "Православие и Мир". Тем не менее, если вчитаться внимательно, Виктор Лупан обвиняет покойного архиепископа Сергия (Коновалова) ни более ни менее, как в участии в "секретной операции" (!), готовившей канонический переворот в Архиепископии православных русских церквей в Западной Европе втайне от паствы Архиепископии и от иерархии Константинопольского Патриархата. По словам Виктора Лупана, в  заговоре также принимал участие (нужно ли понимать - его инспирировал?) сам "митрополит Кирилл,  нынешний Святейший", бывший тогда председателем Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата.

Русский Экзархат был образован в 1921 году указом патриарха Тихона. В 1931 году после запрещения в служении митрополита Евлогия митрополитом Сергием за участие в молитве о преследуемых христианах  перешел под омофор Константинопольского Патриарха, где и пребывает до сих пор  сначала временно, а с 1971 на постоянных началах, с недолгим перерывом в промежутке между 1965-ым и 1971-ым годом. Избранный в 1993 году архиепископ Сергий Коновалов нормализовал отношения с Московской Патриархией в 1995 году и старался поддерживать с Москвой тесные и дружеские отношения. В то же время он инициировал переговоры с Константинопольской Патриархией с целью восстановить статус экзархата, утраченный в 1971 году, и укрепить каноническое положение епархии в  лоне Константинопольского Патриархата. 20 июня 1999  в кафедральном соборе Святого  Александра Невского митрополит Филадельфийский Мелитон торжественно вручил архиепископу Сергию патриарший "Томос", которым восстанавливался Экзархат. Томосом 1999 года также  подтверждалась и уточнялась  внутренняя автономия Экзархата, и  вновь утверждался слегка измененный Устав, разработанный на основе постановлений Всероссийского Поместного Собора 1917-1918.  

Свои взгляды на будущее Архиепископии архиепископ Сергий высказал в пространном интервью, данном газете "Русская Мысль" и опубликованном под заглавием "Бередить совесть этого мира" (N 4265, 15 апреля 1999 г.). В нем он говорил между прочим следующее:

Я думаю, что мы становимся зародышем какой-то будущей поместной Западно-Европейской Православной Церкви, которая многонациональна, служит на многих языках, но у которой, по-видимому, будет все-таки русская богослужебная практика.

При этом нормализация отношений с Москвой не значила для него переподчинение Москве или разрыв с Константинополем, в лоне которого он принял епископский сан:

В 1995 г. Бог меня привел быть в Москве, встретиться с патриархом Алексием II и совместно с ним служить Божественную Литургию в Успенском соборе в Кремле. Тем самым было установлено нормальное евхаристическое общение с РПЦ, несмотря на то, что мы остаемся в ведении Константинопольского Патриархата. Да, мы – и русские, и не русские. "Под греками", но в Западной Европе...

Упоминание Виктором Лупаном не просто "тайных переговоров", а "секретной операции", полностью неуместной в церковном контексте, бросает тень на доброе имя владыки. Сам факт существование подобного заговора мне кажется более, чем сомнительным. Как упомянуто выше, урегулировав отношения с Москвой, архиепископ Сергий провел переговоры с Константинополем и добился от него не без труда восстановления Экзархата. Как Экзарх Константинопольского патриарха едва ли он мог участвовать всего два года спустя в заговоре, ставящем себе цель упразднить то, чего он столько лет добивался. Трудно вообразить тяжело больного владыку, печатающего конспиративные документы на личном компьютере и передающего их российским контактам.

Томос был получен в июне 1999 года. После этого отношения с Москвой натянулись и дошли до открытого конфликта в октябре 2000 года, когда римский Свято-Никольский приход во главе с настоятелем перешел самовольно и был принят в Московский Патриархат. Архиепископ Сергий тяжело переживал это событие, которое, несомненно, подорвало доверие между ним и руководством Московской Патриархии. В феврале 2001 по случаю юбилея Трехсвятительского подворья в Париже митрополит Кирилл встретился с Епархиальным советом Архиепископии и предложил Архиепископии, в случае перехода в Московский Патриархат, статус широкой автономии по образцу украинской. Архиепископ Сергий с Советом отклонили предложение, о чем архиепископ Сергий доложил на очередном Епархиальном съезде, который был созван 1 мая 2001 года (оригинал по-французски, перевод мой):

Я совершил несколько поездок в Москву, в том числе на торжества освящения храма Христа Спасителя и канонизации новых мучеников и исповедников 20 века. Каждый раз меня встречали как почётного гостя, и я не подозревал, что творится за моей спиной.
Римский скандал обернулся тем более чувствительным ударом.
Поэтому встреча 13 февраля 2001 митрополита Кирилла с нашим Советом в помещении Управления Архиепископии по случаю его визита во Францию на торжества семидесятилетия прихода на улице Петель и после того, как он буквально заставил меня снять прещение, наложенное на отца Михаила Осоргина, прошла в атмосфере, отягчённой с нашей стороны недоверием и горечью.
На этой встрече митрополит Кирилл повторил, что для всей Российской Церкви самым простым решением вопроса русской диаспоры было бы возвращение Экзархата в лоно Церкви-Матери и предложил предоставить Экзархату, в случае если он воссоединится с Московским Патриархатом, статус автономии, подобный статусу, которым пользуется на сегодняшний день Украинская Церковь, с присоединением к новому Экзархату приходов Западной Европы, находящихся в ведении Российской Церкви.

Наш Совет не дал хода этому предложению.
(Епархиальный Вестник №14, январь 2002, стр.7-8)



Архиепископ Сергий скончался 22 января 2003 года. Если и проводилась "секретная операция" с его участием (что, опять-таки, крайне неправдоподобно), то она могла иметь место только с осени 2001 до января 2003. В Архиепископии продолжались разговоры о будущем епархии между сторонниками разных течений. Еще в январе 2000 года была создана епархиальная комиссия  "Местная Церковь", переименованная в феврале 2001 "Будущее Арихепископии", которая подготовила документ "Основные принципы Архиепископии". Этот документ общего характера подчеркивал принципы автономии, поместности и приверженности русской традиции Экзархата и  был представлен на Епархиальном совете 14 марта 2002. По свидетельству членов организации ОЛТР, он и стал основой последствующих шагов по сближению с Москвой, предпринятых, по их словам, архиепископом Сергием. Это еще больше сужает возможное время проведения "операции": от марта 2002 до января 2003. В то же время, в декабря 2002 года был разослан членам совета окончательный отчет комиссии в виде компиляции мнений ее членов.  Этот документ стал предметом краткого обмена мнениями на Епархиальном совете 8 января 2003 года под председательством архиепископа Сергия, но не позволил прийти к конкретным решениям: все соглашались с основными принципами, но способы их осуществления видели по-разному. Подробное обсуждение было отложено на другое время. Итак, если верить Виктору Лупану, нужно предполагать, что архиепископ Сергий мог в одно и то же время продолжать обсуждение основных принципов устроения епархии с разными сторонами и в то же время втайне от своей паствы участвовать в "секретной операции", предрешившей заключение этих споров. Такое двуличие подстать лишь секретному агенту!


А еще слова Виктора Лупана поднимают вновь вопрос об "уставе", который архиепископ Сергий будто бы "лично печатал на своем компьютере". О "проекте устава русской митрополии", составленном при участии архиепископа Сергия, было впервые упомянуто 24 октября 2004 года (почти 2 года после кончины архиепископа Сергия) в интервью, которое митрополит Кирилл дал Виктору Лупану (текст интервью - здесь, упоминание о нем на официальном сайте РПЦ: здесь). Виктор Лупан являлся тогда главой пресс-службы образованной в марте того же года организации "Движение за поместное православие русской традиции" (ОЛТР), стоявшей на позициях Московской патриархии и ОВЦС. По словам митрополита Кирилла, "идея образования в Западной Европе самоуправляемого митрополичьего округа" не исходила из Москвы, а возникла в ходе работы комиссии "Будущее Архиепископии". По его словам, "идея была воспринята положительно" в Москве и привела к "совместной работе по созданию проекта устава Митрополии". К сожалению, точное время и обстоятельства этой совместной работы не указаны. На вопрос Лупана, "можно ли ознакомиться с текстом этого устава", митрополит Кирилл ответил, что "принципиальных возражений нет". Через некоторое время (или, по версии Председателя ОЛТР - Серафима Ребиндера, в тот же день) текст проекта был передан Виктору Лупану, который и опубликовал его на сайте своей организации на русском и на французском языках, сопроводив кратким предисловием Серафим Ребиндера (см. здесь и здесь). Этому проекту был посвящен 6 марта 2005 года круглый стол ОЛТР, в котором приняли участие епископ Сергиевский Василий Осборн, монах (ныне игумен) Савва Тутунов, приехавшие специально один из Лондона, другой из МДА, а также протоиерей Николай Балашов, бывший тогда в Париже для переговоров с РПЦЗ .

Проблема заключается в том, что в опубликованном документе не значатся ни дата составления, ни регистрационный номер, ни подпись составителя. Устав не является оригинальным произведением, но тесно следует тексту действующего устава Архиепископии, довольствуясь минимальными изменениями. Никто из возможных свидетелей никогда не приводил однозначного свидетельства о времени и обстоятельствах составления документа. Разумеется, также никто до сих пор не упоминал о существовании "секретной операции", в рамках которой, нужно понимать, этот текст был составлен. Не упоминает о ней и митрополит Кирилл в интервью с Виктором Лупаном. Он, наоборот, свидетельствует об открытом обсуждении в рамках епархиальной комиссии "Будущее Архиепископии", куда входили представители разных течений. Виктор Лупан пишет: "после кончины архиепископа Сергия все это, конечно, попало в руки нынешней епархиальной администрации. И вскоре все сотрудники приснопамятного владыки были заменены новыми людьми". Это не совсем так. Епископ Гавриил Команский был местоблюстителем вдовствующей кафедры до своего избрание в архиепископы в мае 2003 года. Все это время и в течение еще года  до мая 2004 года продолжали работать при нем тот же Епархиальный секретарь Василий Тизенгаузен и тот же Епархиальный совет. Администрация сменилась только в мая 2004 года, когда прошел новый Епархиальный съезд, и был обновлен состав совета, что привело к назначению нового Епархиального секретаря. В связи с публикацией "проекта устава митрополии" на сайте ОЛТР, Правление Архиепископии опубликовало 4 марта 2005 года сообщение, где заявило, что в архиве Архиепископии подобного документа не обнаружено. На это заявление не было получено внятного опровержения со стороны членов ОЛТР. 6 марта на круглом столе ОЛТР бывший казначей, а затем секретарь епархии Василий Тизенгаузен, ставший после кончины архиепископа Сергия ярым сторонником перехода в Московский Патриархат, выступил с докладом о деятельности архиепископа Сергия. Насчет "проекта устава" и его подлинности он ограничился самыми общими словами (оригинал по-французски):

В уточнении  Правление Архиепископии  от 4 марта опротестовало термины, использованные Председателем ОЛТР Серафимом Ребиндером  в вводной заметке к публикации устава. Оно восстаёт против слов "завещание архиепископа Сергия". Как ближайший сотрудник владыки, проработавший с ним в протяжение 10 лет, знавший его цели, его идеи, его трудности, думаю, что можно честно сказать, что проект устава представляет из себя вид "завещания", но завещания, не дописанного до конца.

Слова по меньшей мере двусмысленные (может ли быть "недописанное завещание"?) и малоубедительные. Приходится заключить, что никто в Архиепископии толком не знал о существовании проекта устава, собственноручно составленного архиепископом Сергием, пока митрополит Кирилл не упомянул о нем в разговоре с Виктором Лупаном в октябре 2004 года.

Ввиду всех этих обстоятельств аутентичность и характер документа не могут считаться  установленными, пока не станут известны подробные данные о его происхождении или не будет опубликовано факсимиле оргинала. В статье в Правмире Виктор Лупан не приводит новой информации, кроме того, что архиепископ Сергий печатал его на своем личном компьютере, что кажется малоправдоподобным, и что, по крайней мере, требует подтверждения убедительным свидетельством. Существование секретной операции с участием архиепископа Сергия и Виктора Лупана в  2002 году тоже не доказано (хотя кто-то уже ссылается на слова Виктора Лупана как на достоверный факт в статье, посвященной Экзархату в Википедии!). Непонятна, наконец,  конкретная задача "секретной операции", помимо составления Устава несуществующей митрополии, почти полностью списанного с Устава Архиепископии. Рано или поздно все равно пришлось бы вынести проект устава на обсуждение перед Епархиальным советом и Епархиальным съездом. Секретность тут могла лишь подорвать доверие.  Если такая спецоперация в самом деле имела место, не следует ли ее отнести не  к 2001-2002, а скорее к  2004-2005 годам, уже после кончины архиепископа Сергия, когда Виктор Лупан возглавил пресс-службу ОЛТР и когда впервые стало известно о существовании проекта устава? 

В заключение скажу, что публикация Правимира поднимает множество вопросов существенных  для правильного понимания развития православной церкви в Западной Европе за последние годы. На эти вопросы, затрагивающие недавнюю историю Архиепископии и деятельность Российской церкви за рубежом, хотелось бы получить хоть какие-нибудь ответы.

Update (10-08-2011): дополнение - здесь

СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: tapirr
2011-08-08 11:08 am
спасибо, интересно
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: d_st75
2011-08-08 11:30 am
Спасибо. Проредактировал и кое-что прибавил.
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: victor_vlad
2011-08-08 01:15 pm
Cпасибо!
(Ответить) (Thread)
From: nighttime_notes
2011-08-08 04:09 pm
Комментарии на правмире к этой статье довольно жесткие.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: d_st75
2011-08-08 05:30 pm
Слава Богу, хоть кто-то разбирается. Статья - чудовищна.
(Ответить) (Parent) (Thread)